«Ты же девочка!», или почему я не стану воспитывать свою дочь так, как меня воспитывала мама

Разговорились как-то с подругой про воспитание детей. У нее подрастает дочка, и, конечно, она хочет вырастить ее в любви и заботе, а не так, чтобы та потом свои детские травмы с психологом разбирала. И все бы ничего, если бы в воспитание не вмешивалась бабушка — мама подруги, соответственно.

Ее маму, Наталью Сергеевну (тетей Наташей она себя звать не разрешала), я знаю хорошо: мы все детство провели под ее строгим надзором. Она работала учительницей, и правила с наказаниями успешно внедрила не только на работе, и дома. Когда я, маленькая, приходила к подруге в гости, нам предлагалось сперва сделать уборку в комнате или помочь маме по дому, и только потом можно было поиграть.

Но это еще ладно — я помню, как подругу наказывали за все подряд. Как-то мы во время летних каникул забежали к ней домой водички попить, очень торопились обратно на улицу, ну и расколошматили стакан случайно. Крику было… И все из-за какого-то стакана дурацкого, даже не чашка из фарфорового сервиза. Да хоть бы и чашка там была, нет бы обрадоваться, что ребенок не порезался! Гулять в тот день подругу больше не отпустили, и я, заметя вместе с ней осколки, отправилась на улицу одна.

— Мне жизни не давала, теперь и за мою мелкую взялась, — пыхтела подруга, — Представляешь, заходит к нам и с порога такая: «Кира, иди обними бабушку, только руки сначала помой». Потом в комнату к дочке заглянула — я думала, ее прямо там удар и хватит. Ну ты же мою знаешь, она сейчас рисовать любит, там все вокруг в краске, в листах бумаги… И мама завелась: что за свинарник, мол, я тебя по-другому воспитывала, бла-бла-бла. Короче, быстро мы с ней после этого попрощались. Зачем приходила, чего хотела…

А еще у моей подруги есть младшая сестра. Она родилась, когда той было 11. Стоит ли говорить, что из подруги сразу же сделали няньку? Мы по-прежнему продолжали дружить, и я, приходя в гости, помогала включать маленькой Яне мультики, заплетала косички, когда она подросла…

Потом ее отдали в садик, и мы, школьницы, забирали ее вечером (и воспитатели спокойно отдавали ее нам!), отводили домой, кормили и развлекали, пока родители не вернутся с работы. Это хорошо, что и наша школа, и садик были в одном районе, везде пешком дойти можно. Ну и, к счастью, подруга выросла без обиды на сестру, у них отличные отношения, и мы иногда сидим за кофе и болтовней уже втроем. Но вернемся в настоящее.

— Как-то попросила маму с Кирой посидеть. Я тогда как раз работу активно искала, надо было на собеседование съездить. Она приехала, улыбалась даже, шоколадку привезла. Возвращаюсь через несколько часов домой — дочка в слезах, мать с презрительно поджатыми губами сидит, демонстративно отвернувшись. Ну я сразу к дочке, успокаиваю, отвожу в комнату. Вернулась — сидит в той же позе, блин, ну что за показуха? Оказалось, они с Кирой гулять пошли. А моя же гуляет, как все нормальные дети: то с горки на пузе съедет, то на дерево полезет, то в песок по уши закопается. Ну и я одеваю ее на прогулки соответствующе, чтобы не жалко было. Мама же ее нарядила в белые колготки, в туфельки, в сарафан розовый, мол, «ты же девочка». Естественно, все испачкалось, на колготках дыра, а мама давай орать, что моя дочь как в хлеву выросла. Ну и все, слезы, истерика.

— Вот поэтому, — подруга сердито отхлебнула чаю, — я никогда дочку не ругаю за разбитую чашку, за порванную одежду, за разбросанные игрушки. И никогда не буду. Она, блин, ребенок, дети все ломают и пачкают, они так устроены. У меня с детства в голове сидит одна-единственная мысль: лишь бы не быть как мама. Я сама в постоянном стрессе росла, и у Киры такого не будет.

Из комнаты, где играла Кира, послышался треск и громкое виноватое «Ой».

— И что, прямо не бесит тебя ничего? — ухмыляюсь я.
— Да многое бесит, конечно. Материнство — это вообще ни капельки не сказка, — пожала плечами подруга. — Но она ребенок, и контролировать себя пока еще плохо может. А я взрослая, я могу. Главное, маму от нее отгонять, и нормально все будет.

Быть родителем вообще то еще испытание, мы об этом даже комиксы нарисовали. Но быть мамой и папой настоящего человечка и показывать ему мир — это все-таки прикольно.